Российский бизнес и глобальное потепление

Горячо, еще горячеев последние десятилетия ученые наблюдают множество признаков быстрого изменения климата. По всей планете растут среднегодовые температуры, стремительно тают тысячелетние ледники Альп, Гималаев, Гренландии. Говорят о грядущем повышении уровня Мирового океана на несколько метров. Эти пугающие тенденции связывают с резким увеличением доли парниковых газов в атмосфере. Исследования образцов льда из Антарктики показали, что в настоящий момент содержание углекислого газа (Со2) в атмосфере максимально за последних 650 тысяч лет. А еще тревожнее, что за прошлые полвека данный показатель вырос на треть! И главная причина этого в том, что человечество сжигает все больше ископаемых видов топлива: нефти, газа, каменного угля, и тому подобное "Ведущие мировые экологи сходятся в мнении, что единственно адекватный ответ на серьезную проблему изменения климата – это планомерное сокращение выбросов парниковых газов, – утверждает Алексей Кокорин, координатор климатической программы российского отделения WWF (Фонд дикой природы). – Первым реальным шагом на этом пути было подписание в 1997 году Киотского протокола, к которому за последующие годы присоединилось 181 страна (в том числе и Россия). Настоящим документом, в частности, предусматривалось введение добровольных квот на выбросы парниковых газов (зафиксированных на уровне 1990 года) и их постепенное уменьшение". Дело двигается и не движетсяс в 2004 году, когда Россия вступила в Киотский протокол, участие нашей страны в нем было почти формальным. Во многом благодаря тому, что квоты на выбросы Со2 значительно превышали потребности отечественной промышленности и энергетики. Тогда как страны Европи усиленно сокращали эмиссию (выделение) углекислого газа за счет повышения энергоэффективности экономики, у нас потребление энергии только росло. Однако недавно в этом направлении наметился прогресс. Осенью в 2009 году в Копенгагене на 15-й Международной климатической конференции ООН было заявлено, что до 2020 года Россия планирует сократить эмиссию парниковых газов на 25% от уровня в 1990 г. (больше 30 млрд. Тонн выбросов). Ориентиры на будущее действительно поражают. Но за счет чего можно добиться такого значительного снижения, при этом учитывая планируемый рост экономики в целом и промышленного производства в частности? Согласно данным Росгидромета, больше 80% выделений парниковых газов приходится в России на энергетику, промышленность, а также на теплоснабжение жилищно-коммунального хозяйства. Из указанной частицы около 70% выбросов Со2 в атмосферу осуществляют предприятия энергетической отрасли. Это и неудивительно, учитывая, что почти две трети всей электроэнергии в стране сегодня проводится на тепловых станциях – газовых, угольных или работающих на мазуте. Как же можно уменьшить выбросы парниковых газов, при этом не сокращая выработки электроэнергии? Специалисты утверждают, что снизить эмиссию парниковых газов поможет увеличение частицы электроэнергии, производимой на атомных станциях. Ее до 2030 года планируют увеличить на 25%. Кроме того, российскими властями принято решение о постепенном увеличении частицы альтернативных источников энергии (ветра, солнца, тепла земли) к уровню 4,5% до 2020 года. Влиять рублем или кнутом? В отраслях промышленности, не так сильно зависимых от государства (таких как энергетика), одних благих намерений и даже законодательных актов, недостаточно, чтобы сколь-нибудь серьезно сократить выбросы Со2. Необходимо также желание российского бизнеса принимать участие в этом процессе. Но, прямо скажем, до недавнего времени никаких реальных стимулов к реализации экологических программ у отечественных промышленников не было. Такие мероприятия требуют огромных денежных вложений в модернизацию оборудования и технологических процессов. Но ситуация начала меняться с тех пор, как Россия постепенно начала входить в международную систему торговли углеродными квотами. Каждая страна, сократив свой "выхлоп", может продать "избытки" другому государству. Объем накопленных нашей страной квот за срок действия Киотского протокола с 2008 по 2012 год составляет 5-6 млрд. Тонн эквивалента Со2. Однако до сих пор Россия свои квоты не продавала. Но теперь отечественные компании могут получить финансирование иностранных инвесторов в обмен на разработку проектов по сокращению выбросов парниковых газов. Отбор участников проходит на конкурсной основе. В феврале-марте 2010 года Сбербанк, который является национальным оператором углеродных единиц, провел первый такой конкурс. По словам специалистов Сбербанка, от предприятий, любителей заработать на заботливом отношении к природе, приняты 44 заявки на 77,5 млн. Тонн парниковых газов. Общий объем инвестиций по всем заявкам может составить около 3,5 млрд. Евро. Одним из первых о намерении продать квоту на выбросы парниковых газов заявил "Устькутнефтегаз" – дочернее предприятие ИНК (ООО "Нефтяная компания Иркутска"). Предприятие, которое разрабатывает Ярактинское нефтегазовое месторождение в области Иркутска, собирается отказаться от сжигания попутного нефтяного газа (ПНГ) в факелах и в настоящий момент устанавливает оборудование для его обратного закачивания в выработанные пласты. С газом нам не по пути? Кстати, злободневный вопрос использования ПНГ – один из тех, который в настоящий момент решается на удивление эффективного. И даже не столько из-за административных мэров, которые опаздывают, сколько благодаря активности нефтяных компаний. Пока Россия занимает ведущее место в мире по сжиганию попутного нефтяного газа. Вместо того, чтобы продавать в Европу или использовать внутри страны, у нас ежегодно зря сжигается больше 20 млрд. М3 ПНГ, которые приводят к выбросам в атмосферу до 400 тыс. Тонн загрязняющих веществ. По данным Счетной палаты РФ, убытки российской нефтяной отрасли от сжигания попутного нефтяного газа составили в 2009 году 1,3 млрд. Долларов. Такое "разбазаривание" энергоресурсов не могло не обеспокоить власть. Министерства природных ресурсов и энергетики России планируют довести уровень утилизации ПНГ до среднемирового показателя – 95%. Предусматривается, что эту норму введут в строй в 2014 году, а за ее превышение на нефтяные предприятия будут налагать крупные штрафы. Но некоторые нефтяные компании уже давно беспокоились этим вопросам. По словам Игоря Заикина, начальника Департамента промышленной безопасности, экологии и научно-технических работ компании "ЛУКОЙЛ", за последние десять лет использование попутного нефтяного газа выросло до 79%. Третья по величине российская нефтяная компания ТНК-ВР сможет перейти на 95-процентную утилизацию ПНГ до 2012 года, для чего инвестирует около 700 млн. Дол. А компания "Сургутнефтегаз" еще в 2007 г. достигла данного показателя (95%) – наивысшего уровня утилизации попутного газа в России. Это стало возможным благодаря запуску двух электростанций ГТЕС-24 и ГТЕС-36 на Русскинском и Биттемском месторождениях нефти и газа, которые позволяют ежегодно утилизировать 500 млн. Куб. М. ПНГ, что раньше сжигался в факелах и загрязнял атмосферу. Утепляем здания – сокращаем емиссиюсуществует такая категория российских предприятий, производственный цикл которых не отличается большой энергоемкостью или необходимостью выбрасывать достаточно большие объемы парниковых газов. В нашей экономике они играют важную роль: их продукция сама по себе помогает сохранить значительную частицу энергоресурсов страны и соответственно сократить выбросы миллионов тонн углекислого газа. Здесь имеются в виду, прежде всего, производители энергоэффективного оборудования, материалов и конструкций. Это теплоизоляция для фасадов и кровель, энергосберегающие окна и двери, тепловая автоматика, и многое другое. О потенциале энергоэкономии можно судить вот по каким цифрам. На теплоснабжение в России ежегодно тратится около 200 млн. Т условного топлива, то есть приблизительно четверть энергоресурсов страны! По экспертным оценкам, благодаря комплексному внедрению энергосберегающих технологий при строительстве нового и модернизации старого жилья сокращения теплопотерь достигает 50%. Например, замена старых окон на новых энергосберегающих из ПВХ снижает истоки тепла в среднем на 25-30%. "Исходя из этих данных, наши экологи провели расчеты. Один погонный метр оконного Пвх-профиля PROPLEX за месяц хранит до 500-1000 ккал тепла. Выходит: если изготовить окна из 2500 тыс. Погонных метров профиля (объемы завода за месяц) и установить их в здании, то за год экономия энергии составит 24 525 Гкал. Для сравнения: такая годовая выработка теплоенергии небольшой котельной, которая за это время могла сжечь 3400 тыс. М3 газа или 2771 т мазута", – комментирует Рафик Алекперов, руководитель отдела по работе с клиентами ТД ПРОПЛЕКС (эксклюзивный поставщик российского оконного Пвх-профиля, проведенного по австрийским технологиям). Специалисты компании "Технониколь", которая выпускает теплоизоляцию из каменной ваты, провели свое исследование. Они подсчитали, что в течение срока своей службы (не менее 50 лет) теплоизоляционные материалы позволяют сэкономить приблизительно в 100-150 раз больше энергии, чем было потрачено на их производство. Таким образом, "экологическая окупаемость" теплоизоляционных материалов составляет всего 3-6 месяцев. В градусах от климатической катастрофикак считает Алексей Кокорин (WWF), сокращение эмиссии парниковых газов – первостепенное задание. Для ее решения в человечество осталось не так уже много времени, пока глобальное потепление не стало необратимым. Сохранить планету для последующих поколений поможет только комплексный подход к энергосбережению во всех сферах экономики. Потенциал энергосбережения в России оценивается у 40-50% текущего потребления ресурсов. Резервы приходятся на энергетику, промышленность и непродуктивные энергопотери, в зданиях. И наша страна, как один из мировых лидеров по объемам выбросов парниковых газов, не должна оставаться на позициях того, которое отстает. Промедление будет стоить очень дорого. Пресс-служба ПРОПЛЕКС

Карта сайта.